Еженастроенник от Алекса Экслера (27-06-2000)

Дневник тещи (поездка на юг) (часть I-V)

Чего-то я давно за дневник не бралась, хотя, собственно, писать-то было особо и не о чем. Светка, как проклятая, сдавала свою весеннюю сессию, Петюнчик пахал у себя на стройке, а я, как обычно, вкалывала по дому. Надо же было и Светку, и Петю подкармливать всякими витаминами, чтобы они не окочурились весной от переутомления.

Наконец, настало лето, Светка сдала все экзамены (не на пятерки, но стипендию все-таки получила), поэтому все дни старалась проводить на пляже, чтобы, как она говорила, сделать правильный оттенок тела. Петя сдал очередной объект и теперь находился в стадии начала строительства нового, поэтому на работе особенно не напрягался. А мне, если честно, надоело в городе - хуже горькой редьки, и я уже подумывала перебраться на месяцок на дачу, чтобы побыть на свежем воздухе.

И вот, в одно из воскресений, когда вся семья, как обычно, собралась за утренней яичницей, Петя внезапно стукнул кулаком по столу и сказал:

- Какого хрена?

- Что случилось? - переполошилась я. - Опять политиканы что-то там не то выдумали, о чем тебе рассказали в гараже?

- При чем тут политиканы? - в сердцах сказал Петя. - Я говорю, какого хрена мы торчим в этом чертовом городе и гробим свое здоровье?

- Во-во, - поддержала его Светка. - Я, между прочим, вынуждена загорать под городским солнцем, которое вместо ультрафиолета сплошные рентгеновские лучи испускает, и купаться в речке Лихоборке, в которой плавает вся таблица Менделеева плюс еще десяток неизвестных науке элементов. И вообще, - сказала Светка, надувшись, - все приличные люди в это время отдыхают на Канарах.

- Ну, милая, - сказал Петя, сразу остыв, - это ты слишком замахнулась. Вот выйдешь замуж за какого-нибудь банкира, тогда и будешь загорать на своих канарских флоридах. А сейчас, уж извини, нам дальше Сочи податься некуда. Рожей мы, - начал ерничать Петя, - не вышли.

- Зачем в Сочи? - заспорила Светка. - Можно в Турцию поехать. И обслуживание лучше, да и дешевле.

- В Турцию я не поеду, хоть меня режь, - решительно заявил Петя. - Бусурманская страна. Я с такими не общаюсь. Потом, они всех армянцев перерезали. Скоро за русских возьмутся. Мне знакомый армян говорил.

- Не армянцев, а армян, - сказала Светка.

- Я и говорю - армян, - согласился Петя. - Мне знакомый армянец говорил.

- Пап, ну у тебя какие-то дикие представления, - заспорила Светка. - Турция уже давно - вполне цивилизованная страна. Тебе там понравится.

- В ж... вашу Турцию, - решительно сказал Петя. - Не желаю!

- Мам, - заныла Светка, - а чего папа ругается!

- Молчи, дочка, - строго сказала я. - Папа всегда ругается, когда трезвый. Потому что когда он пьяный, он ругается еще круче.

- Короче, - сказал Петя, явно довольный моим ответом, - я что-то не слышу восторгов от своей семьи по поводу моего предложения.

- Какого предложения-то, пап? - спросила Светка. - Пока ты только сказал, что в Турцию не хочешь.

- Предложение такое, - строго сказал Петя. - Нефиг торчать в этом чертовом городе, я беру полный отпуск - сейчас дадут, потому что новый объект только начали - и мы все вместе едем на юг. Например, в Сочи, - и он довольный посмотрел на нас со Светкой.

- Мысль хорошая, - согласилась Светка. - Все лучше, чем у Лихоборки загорать. Хотя ты зря так отрицаешь Тур...

Но она увидела, что Петя потихоньку закипает и быстро замолчала.

- А зачем именно в Сочи? - осторожно сказала я. - У нас же дача есть. Поехали на дачу на месяц. Там тебе и огородик со своими овощами, и пруд есть для купания, и соседи с хорошей самогонкой, - сказала я, взглянув на Петю.

Светка с Петей одновременно скривились.

- Чего там делать, мам, в этой деревне? - сказала Светка, поджав губы. - Кормить пиявок в местном пруду и принимать ухаживания молодого тракториста с прической, как у Памелы Андерсон?

- А ты без ухажеров и дня не можешь прожить! - язвительно сказала я.

- Ну, конечно, - сказала Светка, как бы даже гордясь этим обстоятельством. - Я - молодая девушка. Вся в соку, можно сказать. Чего мне свою молодость гробить по каким-то деревням с какими-то трактористами? Это ваше поколение удовлетворялось стаканом самогона на сеновале. А мне подавай бокал шампанского на дискотеке. Вокруг должен происходить водоворот событий, пускай кружится народ, завязываются романы! - и Светка, увлекшись, стала подбрасывать вверх сахарницу.

- Видал? - сказала я Пете. - Сеновал их уже не устраивает.

- И правильно не устраивает, - неожиданно вступился он. - Другие времена. Давай, действительно, в Сочи прокатимся. И мы заодно там поколбасимся. Ведь сто лет на море не были. А в деревню я не поеду, и не проси. Мне свой отпуск хочется на что-нибудь экзотическое истратить.

- Петь, ну я разве спорю? - сказала я. - Мне и самой хочется на море. Только ведь на какие шыши? Как мы туда поедем?

- Что значит - как? - удивился Петя. - Самолетом полетим, как все нормальные люди.

- Ну да, - сказала я. - На одного билет туда и обратно - больше ста долларов. А еще же там где-то надо жить. Это, между прочим, тоже в копеечку влетит. И питание.

- Кстати, - заявила Светка. - Если вы думаете, что я соглашусь поселиться с вами в одной комнате - и не рассчитывайте. Лучше вообще никуда не поеду.

- А где ты собираешься поселиться? - язвительно спросил Петя. - В "Рэдиссон-лазурная"? За триста долларей в сутки? Ну, селись, селись.

Светка надулась.

- Как хотите, но в сарае в одной комнатке с вами я селиться не буду. Уж лучше в палатке.

- Кстати, - сказала я. - Это мысль. В палатке и сам себе хозяин, и платить ни за что не надо. А у нас, между прочим, две отличные палатки на антресолях валяются. Еще с нашей молодости. Помнишь, Петь, как мы на озеро с походами ходили?

- Помню, - сказал Петя и лицо его посветлело. - А что, хорошая мысль, между прочим... Стоп, - вдруг сказал он. - И как, интересно, мы эти палатки потащим? С палатками только на машине можно путешествовать. Иначе - никак.

- Вот на машине и поедем, - решительно сказала я.

- Что-о-о? - удивился Петя. - На моей старой Волге? Анжел, да ты что? А если сломаемся где-нибудь по дороге? Так и проведем отпуск в воронежских или ростовских лесах?

- Надо ехать с кем-нибудь, - авторитетно сказала я. - Тогда не страшно.

- Да, вроде, не с кем, - пожал плечами Петя. - Ты же знаешь. Сергеевы машину продали. Туляков снова женился, а его жена никуда ездить не желает. Вахромеевы купили Мерседес за восемьсот долларов и дальше километра от гаража не отъезжают - боятся сломаться. Есть еще, правда, Женька Либерман со своим джипом, но он настолько окрутел, что теперь для него Сочи - как для нас деревня. Он мне звонил недавно, говорил, что в отпуск на какие-то Сышельские острова ездит.

- Сейшельские, - поправила его Светка.

- Наплевать, - отмахнулся Петя. - Все равно с нами не поедет.

- Остается только один вариант, - значительно сказала я. - Череп.

Воцарилось молчание.

- А что, - сказал Петя. - С Черепком я бы поехал без проблем. Он и в машинах классно рубит, и парень компанейский.

Светка скривилась.

- Чего скривилась-то? - спросила я принцессу. - Никто же тебе его в компанию не набивает. Он - парень самостоятельный. Просто поедет с нами, а там - как захочет.

- Ну, не знаю, - сказала Светка. - Я с ним уже сто лет не общалась.

- Вот и позвони, - решительно сказала я, - спроси, как дела. Не хочет ли он прокатиться в Сочи на отдых.

- Хмм... - сказала Светка. - Ну, позвонить-то я не переломлюсь, а вот насчет Сочи ты с ним сама разговаривай. А то еще подумает, что это я его приглашаю. Очень мне надо...

- Ух, какие мы гордые стали! - начал вскипать Петя.

- Да уж какие есть! - задрала Светка нос так, что чуть не задела люстру.

- Брейк, - сказала я. - Не время ругаться. Светка, давай, звони.

Светка еще минутку покобенилась для блезира, затем подошла к телефону и набрала номер Черепа. Там долго не отвечали, и я уже испугалась, что Череп куда-то укатил, но вдруг Светка сказала:

- Але, привет. Это ты, Череп?.. Это я, Света. Чего? Да не "Светка - Зеленая сережка", а просто Светка. Что, не помнишь?

Тут я ей начала делать всякие знаки руками.

- Ну Света, у которой мама - Анжелика Пантелеймоновна и папа - Петр Сергеевич. Ага, теперь вспомнил. Наконец-то!

- Ну-ка, дай трубку, дочь, - сурово сказал Петя.

Светка протянула ему трубку.

- Череп, здорово, - басовитым голосом сказал Петя. - Как твой железный конь? Ага. А как вообще? Но искра-то есть? Ну вот. Значит все будет работать. Я тебе точно говорю. Ладно, Черепок, еще пообщаемся. Я передаю трубку Анжелике. Она тебе сделает предложение, от которого ты не сможешь отказаться.

И Петя дал трубку мне.

- Але, - кокетливо сказала я. - Здравствуйте, Череп.

- Приветствую, Анжелика Пантелеймоновна, - вежливо ответил Череп. - Всегда рад вас слышать.

- Аналогично, - улыбнулась я. - У нас тут вот какая мысль созрела. Хотим в Сочи в отпуск на машине поехать с палатками. Но Петя один на машине ехать боится. Так что не составите ли нам компанию?

Череп задумался.

- В Сочи сейчас - красота! - соблазняю его я. - Шикарный воздух, море, рестораны...

- Да я не о том, - сказал Череп. - Нам как раз небольшую байкерскую тусовку надо провести. В Сочи - так в Сочи. Нам все равно.

- Стой, - всполошилась я. - Так если вы целой тусовкой поедете, то с нами в машине никто и не поедет?

- Ну и что? - сказал Череп. - Мы же все время рядом будем. Если какие проблемы, то все решим в пять секунд. Я и сам-то любую машину с завязанными глазами разберу. Правда, потом не соберу. Но у нас есть парнишка, так он даже собрать с завязанными глазами может.

- Ну, тогда годится, - с сомнением в голосе сказала я, надеясь, что Петю можно будет уговорить.

- Когда едем? - деловито спросил Череп.

- Давай дня через три, - предложила я, лихорадочно соображая, успеем ли мы собраться. В нас с Петей я не сомневалась, нам и пары часов хватило бы, а вот Светке могло потребоваться не меньше недели.

- Заметано, - сказал Череп. - В понедельник утром в 9 нуль-нуль я у вас. До встречи, - и повесил трубку.

- Видала, - сказала я Светке, кладя трубку, - какой парень? Просто золото! Надо в Сочи? Значит поедем в Сочи. Если бы я сказала, что отправляемся через десять минут, он все равно был бы готов.

- Ясное дело, - презрительно сказала Светка, - что байкер всегда готов. У него все деньги в кармане, квартира и средство передвижения в одном лице - между ногами (я имею в виду мотоцикл), так чего ему долго собираться? Перекати поле.

- Ты мне Черепа не трожь, - строго сказала я. - Он твоим программистам вадикам и всяким андрюшам сто очков вперед даст.

- Ну все, - возмутилась Светка, - завелась старая шарманка папы Карло.

- Ты как мать назвала? - вступился за меня Петя.

- А так, - сказала Светка. - Все уши мне уже этим Черепом прожужжали. Нет, я не спорю, что парень он деловой и головастый. Может быть, даже покруче всех моих поклонников будет. Но только мне все эти байкерские штучки не по душе. Мне квартира нужна, кондиционер, бокал шампанского вечером и шейпинг в клубе днем.

- Сначала работать пойдешь, - решительно сказал Петя. - А потом уже всякие шампанские и этот разврат в клубе.

- Какой разврат? - не поняла Светка.

- Ну этот, как его, шпеттинг, - объяснил Петя.

- Шейпинг, папа! Это называется шейпинг! - назидательно сказала Светка. - Что-то вроде производственной гимнастики под музыку. Стоит, правда, дорого, зато фигура хорошая будет.

- Тогда иди работать ко мне на стройку. Как потаскаешь ведра с краской по деревянной лестнице на двенадцатый этаж, сразу знаешь какая фигура будет! - предложил Петя. - И ничего платить не надо. Наоборот, еще зарплату будешь получать.

- Знаю, какая фигура будет, - презрительно сказала Светка. - Как у твоих теток на стройке. Метр в поясе, метр подмышками, метр в плечах и ноги - колесом.

- Так, хватит, - сказала я, поняв, что сейчас начнется спор, который выявит серьезные идеологические расхождения и обнажит проблемы отцов и дочерей. - Нам через три дня в Сочи ехать, а вы тут заспорили. Давайте быстро готовиться и собираться.

Светка фыркнула и ушла в свою комнату, а Петя взял газету и стал ее сосредоточенно читать, отпуская глубокомысленные комментарии, не обращая особенного внимания на то, что газета - 1985 года выпуска.

***

Если бы я знала, что они мне такой цирк с подготовкой к отъезду устроят, то в жизни бы не согласилась ехать в этот Сочи. Сначала Петя узнал, что Череп поедет не вместе с нами в машине, а рядом на мотоцикле, и заныл, что один водитель не может преодолеть такое жуткое расстояние, что лучше он вообще не поедет, а пускай мы со Светкой отправляемся на отдых с Черепом на мотоцикле.

Затем ему стало жалко расставаться со своей родной стройкой, и он стал делать намеки, что его не отпускают в отпуск. Тогда мне пришлось пригрозить, что я сама схожу пообщаться с его начальством и напомню, сколько лет назад он последний раз отдыхал, после чего Петя сразу отступился и в отпуск вышел в тот же день. Но, оказавшись дома, он сразу же заявил, что Волгу необходимо серьезно подготовить к такой длинной дороге, поэтому ушел в гараж и ближайшие два дня я его видела только по вечерам, причем в таком состоянии, что лучше бы я его вообще не видела. Наутро Петя каялся и объяснял, что там гайка очень трудно откручивалась, поэтому на нее надо было прыскать изо рта спиртом, а спирт, понимаешь, Анжел, очень быстро всасывается прямо в кровь и все такое... Я ему сказала, что дело, конечно, хозяйское, но что если он напрыскается в ночь перед отъездом, то я собираюсь и уезжаю на дачу, а они со Светкой - как хотят. Петя перепугался и сказал, что перед отъездом он точно ничего пить не будет, а эту гайку лучше кувалдой свернет.

Ну и Светка, разумеется, устроила цирк на льду. Мало того, что она по пять часов в день собирала сначала один свой чемодан, потом два свои чемодана, затем три чемодана, сумку спортивную, сумку дорожную и несессер с косметикой, так она еще и на пляже речки Лихоборки объявила, что на месяц уезжает в Сочи, поэтому все ухажеры, которые рассчитали процесс ухаживания на много дней вперед, вынуждены были скорректировать свои наполеоновские планы и броситься на штурм грудью, потому что оставалось всего три дня. Меня Светка в первый же день замучила своими ухажерами так, что я прокляла все на свете. Вот, к примеру, в первый вечер Светка заявляется домой и говорит:

- Мам, а вот если молодой человек говорит, что ради тебя готов на все - что нужно делать?

- Пускай у нас на даче новый колодец выкопает, - говорю я спокойно, - раз он на все готов.

- Ну-у-у-у, мам, это же не романтично, - отвечает Светка. - Вот что бы у него попросить такое эдакое?

- Если ты серьезно, тогда пускай подарит тебе машину, хотя бы и подержанную, или квартиру, а сам пусть отправляется на все четыре стороны, - советую я.

- Мам, ну это же нечестно получается, - с упреком говорит Светка. - Как же я от него возьму квартиру или машину, а его самого отправлю? Это нехорошо.

- Ага, - торжествующе говорю я, - значит он готов вовсе не на все. Значит он просто покупает твои знаки внимания!

- В общем, да, - говорит Светка, задумавшись.

- А тебе оно надо - продаваться за какую-то паршивую машину? - интересуюсь я.

- Ну, за паршивую, конечно, не надо, - неопределенно говорит Светка, затем меняет тему:

- Мам, а если парень говорит, что если я завтра уеду, то он покончит с собой - что мне делать?

- Не быть дурочкой, - объясняю я.

- В каком смысле?

- В прямом. Если ты уедешь, а он с собой не покончит, значит он лицемер и обманщик.

- А если вдруг покончит?

- Ну, значит он просто круглый идиот, и туда ему и дорога.

- Фу, мама, как не романтично!

- Да уж как есть.

- Между прочим, Гриша на самом деле не врет, когда говорит, что покончит, торжествующе говорит Светка.

- А ты это как выяснила?

- Гриша вчера сказал, что если я немедленно не скажу, что никуда не поеду, то он тут же утопится в речке.

- И чего?

- Я сказала, что конечно же поеду, так он вскочил и бросился в речку.

- Господи! Неужели утоп?

- Нет, конечно. Ты же знаешь эту Лихоборку - там и кошка не утонет.

- Ну, а тогда почему ты переживаешь?

- Но он мог удариться головой о камень, например. Или порезаться о бутылку разбитую. Там на дне чего только нет.

- Свет, - говорю я. - Чего ты уцепилась за этих синеногих городских ухажеров? Тебя в Сочи ждут красавцы-парни, все бронзовые от загара, а ты думаешь о каких-то гришах.

- Вообще-то да, - подумав, сказала Светка. - Тем более, что когда Гриша вылез из этой Лихоборки, он был весь покрыт какой-то радужной пленкой, бр-р-р, - и Светку передернуло.

- Пленкой, - фыркнула я. - Скажи спасибо, что бедный мальчик на солнце не загорелся. Там в этой Лихоборке три микрорайона свои машины моют. А папа говорил, что весь гараж с автосервисом туда использованное масло сливает. К этой речке и на километр подходить нельзя, я тебе давно говорила.

- Так, - сказала Светка, вскакивая. - А почему мы едем только послезавтра? Поехали завтра.

- Ты иди вещи нормально собери, - говорю я. - Папа не будет все твои десять багажных мест в машину запихивать. Вот чего ты с собой набрала, а? Мы же на юг едем! Там нужно-то всего - спортивный костюм, шорты, майка и купальник. И все.

- Ну я и собрала, чтобы только на юг, - уверенно говорит Светка. - Мы же не в Париж на выставку отправляемся. Вот смотри - спортивный костюм для дневных прогулок, спортивный костюм для вечерних прогулок, спортивный костюм для игры в теннис. Шорты полосатенькие, шорты одноцветные, шорты белые, полупрозрачные. Майка черная, майка белая на лямках, майка полупрозрачная, обтягивающая, рубашка с короткими рукавами, рубашка навыпуск, которую можно под грудью завязывать. Летний брючный костюмчик...

- Куда ты этот костюм тащишь? - не выдержала я. - Что ты там с ним будешь делать? Рыбу им ловить?

- Знаешь, мам, - высокомерно сказала Светка, - я прошу вопросов моего гардероба не касаться. Это вы с папой можете на вечерние мероприятия в трусах и майках ходить, а у меня есть свои принципы.

- О, боже! - сказала я.

- И я их прошу уважать, - твердо сказала Светка.

- Да никто на твои принципы наступать не собирается, - объясняю ей я. - Просто нам и так две палатки надо с собой брать, кое-какие консервы, спиртовку... Это знаешь сколько места займет? Вот увидишь, тебе Петя выделит одну спортивную сумку, и укладывайся, как хочешь.

- Ну и пожалуйста, - разозлилась Светка. - Буду там голой ходить и прикрываться одной спортивной сумкой.

- Да не кипятись ты... - начала было я, но Светка уже убежала в свою комнату и хлопнула дверью. Вот чего, спрашивается, разозлилась? Можно подумать, что мне ее вещи как-то мешают. Да пусть хоть весь шкаф (у нее их два) с собой тащит. Только я же знаю, что Петя никаких доводов слушать не будет. Скажет одна сумка - значит будет одна сумка. И даже Светка его переспорить не сможет. Так что чего она на меня дуется - не пойму.

***

Наконец, наступил день отъезда. Точнее, утро, потому что мы все встали очень рано, ведь на 9 часов уже был намечен выезд. Петя вечером действительно не пил ни капли, приехал на чисто вымытой Волге и даже собственноручно собрал в сумку свою электробритву. Вот только шнур от нее забыл. На мой вопрос, зачем он вообще берет электробритву, ведь мы собираемся жить в палатках, Петя на меня посмотрел утомленным взглядом, махнул рукой и сказал, что была бы бритва, а уж электричество где-нибудь найдем, после чего завалился спать.

Утром, конечно, начался Содом с Геморрой. Я-то за эти дни все к отпуску подготовила, и мы с Петей вещи и продукты в багажник уложили, но Светка, как я ее ни предупреждала, утром прибежала к Пете с кучей своих чемоданов и сумок, на что получила холодный ответ - одна спортивная сумка (правда, большая) и все. С Петей спорить бесполезно, поэтому Светка сначала громко рыдала у себя в комнате, а потом бегала по всей квартире и кричала, что она никуда не поедет. Но принцесса забыла, что с папой подобные штучки не проходят, потому что как только Петя это услышал, он громко сказал:

- Анжел, Светка не едет, так что вытаскивай из машины часть продуктов и вторую палатку. Нам же лучше, налегке поедем.

Тут Светка завыла уже в голос, потому что на юг поехать ей очень хотелось. Она просто забыла, что еще меня можно купить на подобный шантаж, а Петю таким образом каждый день на стройке рабочие шантажируют, так что для него все эти шантажи - детские игрушки.

Наконец, мы собрали все вещи, и Петя перевел квартиру в состояние готовности номер один. Однако Череп почему-то так и не появлялся, поэтому Петя сначала перевел квартиру в состояние готовности номер два (снял ботинки и оттащил сумки от двери), а затем и в состояние номер три (лег на диван и заснул, потому что в этот день встал очень рано). Я пошла на кухню и стала там в последний раз протирать стол и плиту, а Светка удалилась в свою комнату, чтобы еще раз перебрать все те вещи, которые Петя не разрешил взять и попрощаться с ними, смахивая с глаза непрошеную слезу.

Однако буквально через пять минут вся эта идиллия была грубо нарушена невероятным шумом и треском, от которого затрясся весь дом. Пете спросонья почудилось, что началось землетрясение, поэтому он вскочил с дивана, побежал в спальню, достал из-за шкафа свои любимые японские удочки, домчался до кухни и закричал мне:

- Анжела! Срочно хватай Светку и побежали прочь из дома! Землетрясение началось.

- Ага, - сказала я спокойно, потому что сразу же выглянула в окно и увидела истинную причину этого "землетрясения" - просто к дому подъехала группа байкеров во главе с Черепом, - теперь я знаю, что для тебя в этом доме самое главное. Вот так живешь с человеком всю жизнь, а потом выясняешь, что в момент землетрясения он не жену с дочкой будет спасать, а свои чертовы японские приспособления для ловли рыбы в тех водоемах, где рыба отсутствует по определению.

Петя сконфуженно посмотрел на свои удочки и спрятал их за спину.

- Да хватит тебе, - сказал он, - это я просто со сна. Сон такой приснился, что я на рыбалку проспал и теперь надо быстро-быстро собираться.

- Ладно, - вздохнула я, - проехали. А собираться действительно пора, потому что там Череп под окном уже рвется в дорогу.

Мы быстро выволокли Светку из ее комнаты, под страхом нового скандала отобрали у нее еще одну спортивную сумку метр на полтора размером, которую она пыталась контрабандой пронести в машину под видом косметички, после чего спустились вниз.

Внизу Череп со своими друзьями развлекались демонстрированием различных трюков. То со страшной скоростью носились по двору, делая вид, что вот-вот врежутся в стену или мусорный бак, то катались на одном колесе, а один из ребят даже жонглировал двумя гаишными полосатыми палочками. Впрочем, с трюками им довольно скоро пришлось завязывать, потому что один из байкеров плохо рассчитал тормозной путь и действительно врезался в мусорный бак, свалив его на бок. И вот тут им пришлось проявлять чудеса мастерства, спасаясь от дворника Сергея Петровича, которого все во дворе почему-то звали Иолантой. Потому что Иоланте было наплевать, кто именно опрокинул мусорный бак - соседский мальчишка или банда байкеров. И с мальчишкой, и с бандой Иоланта расправлялся одинаково легко, орудуя древком от метлы в особо трудных моментах. Поэтому нам пришлось еще минут десять дожидаться, пока самый медлительный байкер (его звали Малыш и было в нем 170 килограмм живого веса, поэтому Малыш ездил на трехколесном мотоцикле) соберет рассыпанный мусор обратно в бак.

Наконец, все предварительные формальности были выполнены (мусор собрали и дворнику скинулись на бутылку в качестве моральной компенсации), и кавалькада приготовилась отправляться в путь. Впереди должны были ехать мы на петиной старой Волге, а сзади нас приготовился к отбытию в теплые края целый клин байкеров. Впрочем, их было совсем не так уж и много. Всего-то пять человек. Но дисциплина, как я увидела, у них даже в таком небольшой отряде была - просто железная.

Заправлял всем Череп. Он всегда находился во главе этой группы, редкие приказания отдавал негромко, но по два раза не повторял. Правой рукой у него был тот самый здоровенный байкер по кличке Малыш, которого заставили мусор обратно в бак собирать. До происшествия с дворником он выглядел крайне солидно, и даже наши дворовые хулиганы не стали делать Малышу визит, чтобы познакомиться с ним поближе в дружеской потасовке. Однако Иоланта, как я уже говорила, мог справиться не только с байкером, но и даже с налоговым инспектором, потому что в похмелье был невероятно страшен, поэтому Малыш был укрощен и опозорен перед всем двором. Так что теперь Малыш очень скромно восседал на своем трехколесном байке, и даже как будто стал тоньше и меньше ростом. Остальные трое ребят были какие-то невзрачные, а кроме того - их мотоциклы были нагружены спальными мешками, кастрюлями и прочими походными причиндалами, так что издалека они сильно напоминали выездную деревенскую лавку.

- Ну что, - спросила я Черепа, - отправляемся?

- Минутку... - сказал Череп, достал из сумки волчий хвост, привязал его к антенне петиной Волги, после чего махнул рукой и крикнул: - Поехали.

- Гагарин! - сказала Светка, восхищенно наблюдая за колоритной череповой фигурой, но в этот момент Петя резко стартанул с места, забыв поставить руль прямо, Светка упала вбок на свою любимую сумку и тут же стала ныть, что теперь в сумке все помнется.

В ответ Петя заявил, что если кто-нибудь из пассажиров этой машины намеревается всю дорогу ныть у него над ухом, то он сделает так, что одним ноющим пассажиром этой машины станет меньше в этой машине. Светка сразу не врубилась в эту глубокую мысль, но ныть перестала.

Наше продвижение по трассе происходило следующим образом. Волга ехала со своей обычной крейсерской скоростью в 60 километров в час (Петя мне говорил, что неприлично, конечно, ездить с такой законопослушной скоростью, но он ничего поделать не может, потому что машина застоялась в гараже и быстрее передвигаться просто не желает), а Череп с компанией таких черепашьих скоростей просто не признавал, поэтому они, как стая шмелей, проносились мимо нас вперед, уезжали куда-то к горизонту, затем возвращались назад, проезжали мимо нас и удалялись в сторону к Москве, а через какое-то время снова нас обгоняли и уезжали далеко вперед. Петя сказал, что от этого мельтешения у него скоро голова поплывет.

- Скажи спасибо, что они вообще с нами поехали, - сердито заявила дувшаяся на заднем сидении Светка.

- Премного вами благодарны, - язвительно сказал Петя. - Что это за сопровождение такое? Если у меня что случится, то придется половину дня ждать, когда они нас догонят или наоборот - назад вернутся.

- По-моему, Петь, - миролюбиво сказала я, - ты просто придираешься.

В этот момент группа байкеров с жужжанием проехала мимо нас по направлению к Москве.

- Ничего не придираюсь, - убежденно сказал Петя. - Договорились вместе ехать, значит надо ехать всем вместе.

- Они не виноваты, что у них машины мощные, - вступилась Светка.

В этот момент группа байкеров с жужжанием проехала мимо нас по направлению к Сочи.

- Вот разъездились, - все злился Петя. - Так и мелькают, так и мелькают.

Так мы беседовали еще минут пятнадцать, но в этот момент в Волге что-то чихнуло, и двигатель заглох. Петя осторожно свернул на обочину, остановился, некоторое время покрутил стартером, но машина больше заводиться не собиралась.

- Приплыли, - сказал он с горечью. - Я так и думал. Двигателю - ек, поездке - трындец. А все вы, коварные соблазнительницы. Надо было на поезде ехать.

- Да ладно тебе, - сказала я. - Сейчас байкеры подъедут - что-нибудь придумают.

- Ну и где они, - саркастично спросил Петя, - твои хваленые байкеры?

И действительно, группы Черепа нигде не было видно. Дорога была пустая до горизонта в ту и в другую сторону.

- Не волнуйся ты, - сказала я Пете. - Приедут. Никуда они не денутся. Сам же видел - в них просто играет молодая кровь, поэтому и гоняют туда-сюда.

- Ну да, - пробурчал Петя, - молодая кровь в них играет. Это классные движки на их мотоциклах играют. Мы-то с тобой - помнишь? - на старом Урале раскатывали, который еле-еле курицу обгонял.

- Конечно, еле обгонял, - спокойно говорю я, - особенно если учесть, в каком ты состоянии на нем обычно ездил. Помнишь, как ты однажды из города вернулся на 2-е мая?

- Не помню, - ответил Петя, - а что?

- Я сижу себе у окна, - рассказываю я, - а на улице идет сильный дождь. Вдруг вижу - ты на мотоцикле едешь в белой рубашке. Причем ты помнишь наши владимирские дороги - как дождь, так на тракторе невозможно проехать, не то что на мотоцикле. Но ты едешь, как по струнке. Только грязь во все стороны летит. Я выбегаю из дома, кричу: "Петя, Петя!", а ты подъезжаешь к самому дому, аккуратно падаешь набок и засыпаешь богатырским сном. Оказалось, что в тебе минимум литр самогона болтался. Как ты вообще на мотоцикле 15 километров проехал, да еще и по такой грязи - вообще не понятно.

- Ага, - довольно сказал Петя. - Мы в свое время были - богатыри. Не то что нынешние хлюпики. Они банку пива выпьют, и давай их колбасить. Нет крепости в молодежи.

- Ой, ну ладно, - возмутилась Светка с заднего сиденья. - Тоже мне, доблесть - накваситься и кататься на мотоцикле. Это преступление, между прочим!

- Что? - повернулся к ней Петя. - Что ты отцу сказала?

- То и сказала, - не сдается Светка. - Вот молодое поколение почти не пьет.

- Ага, конечно, - мрачно сказала я. - Зато наркотики свои жуют - тоннами.

- Во-первых, далеко не все жуют наркотики, - парирует Светка. - Некоторые колят или нюхают. Во-вторых, тебе сушеные грибочки и самой понравились на моем дне рождении.

- Что ты несешь? - возмущаюсь я. - Сушеные грибочки - это народное средство от плохого настроения. Ты их не путай со всякой химией.

- Значит и конопельку можно курить, - провокационно интересуется Светка, - раз это природное средство?

- Конопельку - можно, - решительно говорю я. - Только не курить. Потому что курить - вредно. И вообще я не знаю, чего вы в этой конопельке нашли. У нас она по всей деревне росла, никто на нее внимания не обращал.

- Наркотики - это все вред, - убежденно заявил Петя. - Потому что от них не пахнет. Вот когда приходит рабочий выпивший, я нюхну и сразу понимаю, что на верхотуру его ставить нельзя - обязательно навернется. Но если после своих наркотиков придет окосевший, я же не учую и поставлю его наверх.

- И что будет? - интересуется Светка.

- Обязательно навернется, - довольно сообщает Петя. - Он же под кайфом и не соображает.

- Насмерть? - ужасается Светка.

- Зачем насмерть? - удивляется Петя. - Они же страховкой пристегнуты. Только замучаешься их потом наверх подтаскивать. Они как вниз падают, так сразу от нервов засыпают.

- Кошмар какой, - резюмирует Светка.

- Во-во, - подтверждает Петя. - Я же говорю, от наркотиков - сплошной вред. Уж лучше пусть пьют...

- Ну где твои байкеры? - внезапно обращается он ко мне. - Всю дорогу так и мельтешили туда-сюда, так что у меня чуть косоглазие не развилось. А как понадобились, так где они?

- Откуда я знаю, где они, - отбиваюсь я. - Может, случилось чего, или кастрюля отцепилась, и они теперь за ней гоняются... Слушай, а чего ты сам расселся-то, как барыня, - перехожу я в атаку. - Ты же четыре вечера из семи в гараже просиживаешь, все машину ремонтируешь. Уже давно должен сам в ней разбираться вдоль и поперек! Или ты чем там занимаешься?

- Я? - Петя задумался. - Ну, я же и не спорю. Просто есть некоторые повреждения, которые под силу только специалисту...

- Ну так вылезай и проверь, - решительно говорю я. - Может, наше повреждение под силу не только специалисту.

Петя недовольно ворчит, но вылезает из машины, поднимает капот и начинает долго и нудно там возиться, периодически чертыхаясь, когда касается руками нагретых частей двигателя.

- Инжектор надо прочистить, - подает голос Светка с заднего сидения.

Петя поднимает голову, смотрит на нее долгим взглядом, от которого Светка начинает ерзать на сидении, после чего он опускает голову и продолжает копаться в моторе.

- Ну? - говорю я примерно через пятнадцать минут, потому что под палящим солнцем в стоящей машине сидеть совсем неприятно.

- Подковы гну, - раздраженно отвечает Петя. - Ничего не понимаю. Все, вроде, в порядке, а машина не заводится.

Становится, понятно, что нам еще здесь - куковать и куковать, поэтому мы со Светкой вылезаем из машины и начинаем прогуливаться по обочине.

- Бог в помощь! - внезапно раздается чей-то голос, и из кустов вылезает изрядно пропитой мужик совершенно неопределенной наружности: полосатые брюки, заправленные в сапоги, белая майка, точнее, майка, которая лет пять назад была белой, полосатый пиджак, в котором мужика, вероятно, еще принимали в пионеры, и замусоленная кепка на голове. В уголке рта у мужика торчит "беломорина ".

- Тут никто нам не поможет, - мрачно говорит Петя. - Ни бог, ни черт. Машина не заводится, а чего не заводится - хрен ее знает.

- Так я подмогу сделаю, - заявляет мужик. - Я по технике, нехорошо сказать, большой профессор, нехорошо сказать. У меня даже мопед есть, нехорошо сказать.

- О! - обрадовался Петя. - Мужик - с меня пузырь. Если поможешь, конечно, - поправляется он.

В глазах странного мужика загорается полное одобрение живительному термину "пузырь", он быстро направляется к багажнику, открывает его и начинает там копаться.

Петя застывает в недоумении.

- Эй, командир! - мужик высовывает голову из багажника. - Так как она, нехорошо сказать, у тебя будет ехать, когда ты мотор потерял?

- Какой, нахрен, мотор? - в глазах Пети искреннее недоумение.

- Обычный, - сообщает мужик. - Автомобильный. Автомобиль без мотора, нехорошо сказать, ездить ни ... не будет. Это я тебе точно говорю, - важно сообщает мужик эти ценнейшие сведения.

- Слышь, механизатор, - говорит Петя. - Подь сюды.

Мужик послушно идет к капоту.

- А это что? - Петя показывает на мотор.

- Переставили? - интересуется мужик.

- Что переставили? - орет Петя.

- Ну, мотор, - отвечает мужик, глядя на Петя совершенно чистыми и искренними глазами. - В машине же мотор всегда сзади стоит, нехорошо сказать. У моего кума, Васьки, сзади. У Харламыча - сзади. И у председателевой жены - тоже сзади.

- Знаешь, мужик, - решительно говорит Петя. - Шел бы ты отсюда. И без тебя разберемся.

- Да как пожелаете, - отвечает мужик, ничуть не обидевшись. - Мы завсегда помочь готовы, нехорошо сказать. Я у мопеда свой мотор даже разбирал.

- Обратно собрал? - интересуется Петя.

- Пока нет, - с достоинством отвечает мужик. - Мне он пока без надобности. В город я и на велосипеде доеду.

- Ну, до свидания, - язвительно говорит Петя. - Спасибо за помощь.

- А пузырь? - интересуется мужик.

Петя с изумлением смотрит на мужика, но тот отвечает ему совершенно невозмутимым взглядом, поэтому Петя поворачивает мужика на 180 градусов и легонько пихает его по направлению к кустам. Мужик все так же невозмутимо следует в заданном направлении, но проходя мимо меня, заявляет:

- Вот, нехорошо сказать, какие люди пошли, можно сказать - нехорошие. Сам пообещал, а сам обманул. Я его, нехорошо сказать, за язык не тянул. Ну и ладно. Мы - не гордые. Мы и сами купим, когда Витька долг отдаст.

- Послушайте, - спрашиваю я его. - А почему вы все время повторяете "нехорошо сказать"?

- Ну, так это... - мнется мужик, - мы же выражаемся по матери.

- И что?

- У вас же здесь дочка городская.

- Ну и?

- А городские всегда недовольные, когда мы выражаемся по матери.

- Так вы этим "нехорошо сказать" матерные выражения заменяете, что ли? - догадалась, наконец, я.

- Ну да, - отвечает мужик. - А то зачем мне всякие эти скандалы? Мне всякие эти скандалы ни к чему.

- Поняла, - говорю я. - Ну, до свидания.

- Прощевайте, - говорит мужик. - Только вы не надейтесь, что куда-нибудь поедете на этом автомобиле, что б его...

- Это почему?

- Мотор у него не в том месте, - сообщает мужик и начинает ломиться сквозь кусты в обратном направлении.

- Видал? - говорю я Пете, возвращаясь к машине. - У тебя мотор, как выяснилось, не в том месте.

- Это у него мотор не в том месте, - бурчит Петя. - И голова не на том месте. Черт, что же такое с этой машиной? - и он с досадой лупит кулаком по капоту.

- Эй, слышите? - раздается вдруг Светкин голос.

Мы замолчали и прислушались. Со стороны Москвы доносится знакомое жужжание мотоциклов байкерского отряда. И действительно - через пару минут вся компания останавливается у нашей машины.

- Черепок! - сказала я Черепу с упреком. - Ну где вы пропадали? Мы уж тут почти час кукуем.

- Пардон, Анжелика Пантелеймоновна, - сказал Череп, - у нас случилась маленькая неприятность. Малыш не остановился в ответ на требование сотрудника ГАИ остановиться.

- Вот я сейчас ему все брошу, - пробасил Малыш, - и буду останавливаться посреди дороги.

- Поэтому, - продолжил Череп, - нам пришлось поиграть с гаишниками в маленькую игру под названием "Глупый гаишник догоняет бешеного байкера ".

- И чего? - заинтересовался Петя. - Догнал?

- Щас, - сказал Малыш, и все байкеры довольно засмеялись.

- Но нам пришлось на обратном пути объезжать этот пост, - объяснил Череп, - поэтому так долго и прокатались. Так чего у вас случилось?

- Машина заглохла, - объяснил Петя. - И не заводится.

- Сейчас починим, - заявил Череп. - Шестеренка в любой машине разберется в две секунды... Кстати, а бензин-то у вас есть?

Петя вдруг окаменел.

- Е-мое, - хлопнул он себя по лбу, - у меня же датчик уже лет пять не работает. Я обычно по километражу смотрю, а тут совсем забыл.

Вместо ответа Череп слез с мотоцикла, достал небольшую пластмассовую канистру и залил бензин в бак нашей машины. Через две минуты машина была заведена, Петя, стараясь не встречаться со мной глазами, сел за руль, и мы поехали дальше.

Следующая часть пути прошла без особых приключений. Череп, правда, несколько раз развлекался тем, что на полном ходу стягивал с антенны Петиной машины волчий хвост, символизирующий принадлежность Пети к байкерскому клану, некоторое время колбасил с ним по шоссе, изображая захват важного трофея, а затем на ходу ухитрялся прицеплять его обратно.

- Во парень развлекается, - сказал мне Петя с завистью в голосе.

- А ты что хотел? - удивилась я. - Ему же скучно просто так ехать.

- Можно подумать, что мне не скучно, - пробурчал Петя. - Я себе уже все отсидел. Даже ухо.

- Ну потерпи, - утешаю его я. - Скоро приедем.

- Ну да, скоро, - продолжает ворчать Петя. - Еще день ехать, не меньше. Эх, зря я Светку не научил машину водить. Сейчас бы посадил ее за руль, а сам - на заднее сидение и дрыхнуть, дрыхнуть, дрыхнуть...

- Ну, - говорю я, - хорошая мысль всегда приходит позже, чем надо.

- Стоп, - говорит Петя, - а кто мешает ее прямо сейчас научить?

- Петь, - пугаюсь я, - ты чего - перегрелся? Мы же на трассе Москва-Сочи. Какие, к черту, обучения?

- Ничего страшного, - строго говорит Петя. - Я ее уже учил с места трогаться и передачи переключать. Теперь только осталось показать, как машину следует прямо на дороге держать, и все дела. По трассе машину вести - это тебе не по городу разъезжать. Много ума не надо.

- Я категорически против, - нервничаю я.

- А тебя никто не спрашивает, - говорит Петя и начинает орать: - Светка! Свет. Подъем! Дело есть.

На заднем сидении появляется заспанная физиономия Светки, на правой щеке которой - четкий отпечаток спортивной сумки.

- Ну что еще? Поспать не дают...

- Хочешь научиться машину водить? - провокационно спрашивает Петя.

- А ты мне купишь машину? - загораются глаза у Светки.

Несколько секунд происходит немая сцена.

- Я имею в виду - вот эту машину, - ледяным голосом говорит Петя.

- А-а-а, - разочарованно говорит Светка, тоже некоторое время молчит, но потом отвечает: - Ну, можно и эту, если другой нет. Хотя, я бы лучше на мотоцикле научилась ездить.

- Если на мотоцикле, тогда шуруй к своему Черепу, - злится Петя.

- Ну ладно, пап, не злись. Хочу я твою машину научиться водить, хочу. Только чего это ты сейчас об этом вспомнил?

- Потому что прямо сейчас тебя и поучим, - торжественно заявляет Петя. - Как раз на трассе потренируешься. Ты же уже училась.

- Ну... Когда это было, - неопределенно говорит Светка. - Я тогда только с места трогаться научилась.

- И тормозить, - добавляет Петя.

- И тормозить, - соглашается Светка.

- Собственно, процесс вождения машины в этом и состоит, - объясняет Петя. - Надо уметь трогаться и тормозить. А ехать машина сама умеет.

- Как знаешь, - говорит Светка. - Я готова. Все лучше, чем на заднем сидении скучать.

Петя сворачивает на обочину какого-то поселка и сажает Светку за руль. Рядом останавливается Череп и интересуется причиной остановки. Я ему рассказываю о Петиной идее. Череп делает квадратные глаза и смотрит на меня с явным сочувствием. Я пожимаю плечами, мол, против Пети не попрешь, да и я не имею права покидать корабль, так как на нем находится мое дитя, после чего Череп с остальной командой медленно удаляется в сторону Сочи.

Петя сажает Светку за руль и начинается...

- Светлана, - торжественно говорит Петя. - Прежде чем ты начнешь водить машину, нужно усвоить важную вещь: в твоих руках жизнь человеческая...

- Пока что в моих руках только руль, - с определенной долей логики заявляет Светка.

- Не перебивай отца. Так вот, в твоих руках - жизнь человеческая. Когда ты ведешь машину, ты отвечаешь за жизнь людей, которые могут попасть тебе под колеса.

- Если они попадут мне под колеса, - снова возражает Светка, - за их жизнь будут отвечать врачи.

- Блин, сколько можно отца перебивать? - взрывается Петя, разом слетая со своего менторского тона. - Ладно, короче, смотришь в оба, головой крутишь во всех направлениях, причем быстро. Поняла?

- Поняла.

- Если я говорю: "Стоп", значит останавливаешься немедленно, не задавая глупых вопросов. Усекла?

- А мне останавливаться, не задавая вопросов, только на "Стоп " или еще на "Тормози", "Остановись" и тому подобное?

Петя задумывается... Потом решает: - На все останавливайся. От лишней остановки вреда не будет. А если вовремя не затормозишь, тогда будут большие проблемы. Договорились.

- Без балды, - отвечает Светка.

- Чего?

- В смысле, договорились, - объясняет Светка Пете.

- Давай, - говорит он, - включай передачу и трогайся.

Светка довольно шустро включает заднюю передачу, резко отпускает педаль сцепления, машины резко дергается назад, описывая дугу, потому что руль вывернут направо, врезается багажником в мусорный бак, стоящий неподалеку, после чего глохнет.

- Что это было? - спрашивает Петя, мужественно проглотив все слова, которые первыми просились на язык.

- Включила передачу, - объясняет Светка, - и отпустила сцепление, как ты учил.

- Кто тебя просил заднюю передачу включать? - начинает орать Петя.

- Ты и просил! - начинает орать Светка, у которой такой же "взрывной" характер, как у отца.

- Я?

- Ты!

- Когда?

- Только что! Сам сказал - "включай передачу"! Что, не говорил?

- Ну я же не сказал включать заднюю! - орет Петя.

- Но и не сказал включать переднюю, - орет Светка в ответ. - Просто сказал - включить передачу. Я и включила! - орет Светка изо всех сил.

Петя, потрясенный, замолкает.

- Ладно, - говорит он. - Включай переднюю передачу, медленно трогайся и езжай вдоль шоссе.

Светка врубает передачу, снова бросает сцепление, машина дергается, но не глохнет, а начинает довольно шустро ехать вдоль дороги. Петя поворачивается ко мне и подмигивает, мол, видала, какая дочка способная. Я делаю неопределенное выражение лица. Через несколько метров Петя видит небольшую площадку, на которой стоят все те же мусорные баки, дожидается, когда Светка подъезжает к ней поближе и говорит:

- А теперь - притормаживай.

Светка резко бьет по тормозам, машина останавливается, как вкопанная, в результате чего Петя бьется головой в переднее стекло (хорошо еще, что не разбил ни голову, ни стекло), и громко щелкает зубами, так как рот у него был открыт для произнесения очередной команды.

Снова в машине мертвая тишина.

- Ты же сказал - тормозить не раздумывая, - делает Светка упреждающий удар.

- Н-н-ну да, - говорит Петя, ощупывая руками повреждения на голове.

В этот момент со стороны Сочи появляется группа байкеров и подъезжает к нам.

- Ну, как идет процесс? - интересуется Череп у Пети.

- Светлана отрабатывает наезд машиной задом на мусорный бак, - рапортует Петя, - и пытается получить наследство несколько раньше, чем ей полагается. Процесс идет нормально.

- А в Сочи будет ехать? - снова интересует Череп, как бы между прочим. - Или здесь палатки раскинем.

Петя тяжело вздыхает, говорит Светке, чтобы она вылезала из-за руля и отправлялась на свое заднее сидение, садится за руль, и мы снова едем дальше.

Back Home Photogallery

http://dybkov.kiev.ua/M/index.html
All Questions and Comments to Mykhaylo Dybkov (ICQ#5389714)

Last Modified