Еженастроенник от Алекса Экслера (25-08-2000)

Дневник тещи: поездка на юг (продолжение VIII)

Пробуждение было ужасным. Мне и так-то всю ночь снилось, что я влилась в отряд байкеров, получила кличку "Мамаша" и теперь мотаюсь с ними по городам и весям на мотоцикле с коляской, куда почему-то засунута швейная машинка, готовлю им на привалах борщ, пью пиво "Корона" с засунутой в горлышко долькой лимона и отгоняю мух здоровенной лопатой. Почему именно лопатой - черт его знает, ведь во сне чего только не приснится.

Где-то под утро мне стало сниться, что я вместе с бригадой байкеров попала в засаду, устроенную работниками ГАИ, и мы на мотоциклах стали улепетывать во все лопатки, совершая сложные антигаишные маневры. Однако работники свистка и взятки оказались довольно коварными, поэтому стали нас ловить с помощью здоровенной сети, которую они накидывали на мотоциклы. Поскольку я была на трехколесном мотоцикле, который менее маневренный, чем двухколесный, я в эту сеть первая и попала.

Разумеется, без боя сдаваться мне не хотелось, поэтому я стала со страшной силой пытаться вырваться из сетей, но она меня сдавливала все больше и больше, и разорвать ее не было никакой возможности. Внезапно стало страшно, что сейчас сеть меня просто задушит вместе с мотоциклом, поэтому я не выдержала и закричала во все горло: "Петя-я-я-я! Петь! Помоги-и-и-и!"

- Ну что ты орешь, Анжел? - вдруг раздался рядом со мной недовольный Петин голос.

Я открыла глаза - БОЖЕ МОЙ! Что случилось? Почему я как будто замурована в каких-то завалах? Вокруг почти ничего не было видно, меня окружала парусина и куски материи, причем так плотно, что даже трудно было дышать. В голове сразу стали вихрем проноситься различные версии происшедшего... Наш дом взорвали, и меня с Петей завалило обломками. А как же Светка? Где Светка?

Потом я внезапно вспомнила, что мы поехали на юг и ночуем в лесу. Значит это не бомба и завалило меня не домом, а палаткой! Ну, это уже как-то легче вытерпеть. Но почему палатка завалилась?

Внезапно часть парусины приподнялась, в лицо мне брызнуло яркое солнце, после чего на горизонте возник недовольный Петя, который еще раз произнес:

- Чего кричишь-то? Перебудишь же всех!

- Да кого я перебужу-то? - искренне удивилась я, вылезая из-под останков палатки.

- Ну, Светку, - хмуро сказал Петя. - Потом, опять же, всяких барсучков и зайчиков. Они же тоже хотят спать.

- Петь, - сказала я. - Я всегда говорила, что тебе вредно импортное пиво пить. Ты после него ночью храпишь, как паровоз с неисправной топкой, а утром потом такое несешь, что хоть стой, хоть падай.

- Да ладно тебе, - сказал Петя. - Я всего-то выпил с десяток бутылочек этого пива... как его... "Корона"! Они его еще так пьют интересно...

- Знаю, - сказала я. - Лимончик в горлышко вставляют.

- А ты откуда знаешь? - удивился Петя.

- Странствуя по свету, я не закрываю глаза, - гордо заявила я и стала складывать растерзанную палатку. - Ты мне лучше скажи, что с палаткой случилось?

- Да ничего такого страшного не случилось, - снова погрустнел Петя. - Просто утром я проснулся, повернулся на сто восемьдесят градусов и попытался - ну, как обычно - вставить сразу обе ноги в тапочки...

- Поэтому уперся обеими ногами в бок палатки и свернул ее к чертовой матери, - докончила за него я.

- Ну да, - сконфуженно ответил Петя.

- Молодец! - язвительно сказала я. - Больше не разрешу тебе иностранное пиво пить. Только наше.

- Но с лимончиком в горлышке, - сказал Петя. - Мне понравилось, когда с лимончиком. Череп на меня вчера целый килограмм этих лимонов извел.

- Да с чем хочешь, с тем и пей, - рассеянно сказала я и стала смотреть в сторону нашей машины... - ОЙ! А ГДЕ МАШИНА?

Петя поглядел в ту же сторону - и действительно: машины не было видно.

- Может, - неуверенно сказал Петя, - Светка решила покататься сама? Я же ее учил вчера...

- Какое к черту покататься? - заорала на него я, потому что материнское сердце уже просто колоколом стучало в ушах. - Где машина с нашей дочкой?!?!

И мы стремглав побежали к полянке, на которой стояла "Волга". Подбежали, и сердце начало колотиться с еще большей силой: "Волга" находилась примерно метрах в двадцати вниз по небольшому склону, и стояла в какой-то широкой канаве, уткнувшись мордой в кусты. Внутри виднелись очертания Светки.

Я уж и не помню, как мы добежали до машины, вытащили оттуда Светку и, убедившись, что она живая и здоровая, стали ее целовать и орать, как безумные. Впрочем, Светка, проснувшись, живо пресекла все эти наши родственные изъявления чувств и поинтересовалась, с какой стати ее с машиной утащили в канаву. Через минуту все выяснилось. Петя, оказывается, поставил машину не на передачу, а на ручной тормоз. Ночью, когда я Светку переложила на сто восемьдесят градусов, она уснула, обнимая этот тормоз. Ну и ей, вероятно, что-то приснилось, поэтому она тормоз руками во сне дернула так, что он отпустился. А машина стояла на небольшом склоне, поэтому уехала в канаву. Хорошо еще, что в дерево не врезалась.

Петя, правда, осмотрев скрытую в кустарнике переднюю часть машины, стал ныть, что, дескать, жесткие ветки поцарапали нежную покраску его "Волгаря ", но я ему сурово напомнила о том, что виноват во всем - товарищ водитель, который не удосужился поставить машину на передачу, поэтому пусть товарищ водитель лучше радуется, что со Светкой ничего не случилось, а то товарищ водитель так получил бы по ушам, что товарищ водитель из товарища водителя быстренько переквалифицировался бы в товарища инвалида ...

На этом все треволнения этой ночи закончились, мы быстренько умылись, попили чайку, свистнули байкерам, которые с утра пораньше устраивали "слалом" между деревьями, и отправились в путь. Вечером мы намеревались уже оказаться в Сочи.

Как ни странно, дорога до побережья прошла почти без приключений. Краснодарский край отличается красивыми пейзажами, хорошей дорогой и диким количеством злобных гаишников, как нам заранее сообщил Череп, поэтому не только мы ехали тихо и спокойно, любуясь дорогой, но и команда байкеров больше смахивала на пионерлагерь во время велосипедной прогулки, чем на банду неистовых мотоциклистов: Череп свою команду построил лебединым клином, и они чинно ехали вслед за нашей старушкой "Волгой", не делая даже попыток обогнать.

Несколько раз нас останавливали гаишники, которые поначалу принимали нас за пенсионера союзного значения, путешествующего вместе с охраной, но вид байкеров, едущих со скоростью 60 километров в час приводил их в такой шок, что нас тут же отпускали, даже не проверив документы. Впрочем, на единственной развилке, где одна дорога вела на Баку, а другая в сторону Сочи, Малыш не выдержал, вырвал у зазевавшегося гаишника полосатую палку и умчался в голубую даль, но гаишники на это почему-то даже не отреагировали: то ли у них был изрядный запас этих палок, то ли из-за жары и духоты не захотели связываться, зато Череп догнал Малыша, треснул ему этой палкой по ушам, после чего выкинул ее от греха подальше и сказал, что еще одно нарушение дисциплины, и Малыш будет с позором изгнан из отряда.

После этого Малышу, как провинившемуся, нагрузили на мотоцикл все кастрюли и сумку-холодильник, и отряд поехал дальше, подавив в самом зародыше бунт индивидуальности против коллектива.

Поскольку больше никакие происшествия не мешали нашему продвижению к месту предположительной дислокации, уже где-то в четыре часа дня мы оказались на побережье в районе Джубги. До Сочи оставалось примерно сто десять километров. Но отдых, можно сказать, начался, потому что прямо перед нами уже расстилалось искрящееся Черное море.

[продолжение следует]

Copyright (c) Алекс Экслер exler@exler.ru http://www.exler.ru

Back Home Photogallery

http://dybkov.kiev.ua/M/index.html
All Questions and Comments to Mykhaylo Dybkov (ICQ#5389714)

Last Modified